Княжнин, Яков Борисович

Эта статья частично или полностью основана на одной из версий статьи в Русской Википедии (или в другом проекте Фонда Викимедиа) и находится на начальном уровне проработки
Материал из энциклопедии Руниверсалис
Яков Борисович Княжнин
YaB Knyazhnin.jpg
Место рождения Псков, Российская империя
Род деятельности писатель, драматург

Я́ков Бори́сович Княжни́н (3 (14) октября 1740 (1742?), Псков — 14 (25) января 1791, Санкт-Петербург) — русский писатель, один из крупнейших драматургов русского классицизма.

В 1780-е и 1790-е княжнинские пьесы, как оригинальные, так и переводные, составляли основу репертуара русских театров. Его произведения проникнуты пафосом патриотизма, а в последней пьесе «Вадим Новгородский» заявлена тема тираноборчества. Это произведение стало одной из мишеней екатерининской реакции 1790-х.

Детство и юность

Княжнин родился в дворянской семье псковского вице-губернатора Б. И. Княжнина. Воспитывался дома до 16 лет, а затем был отвезён в Петербург, в гимназию при Академии наук, под руководство профессора Модераха, где пробыл семь лет. Содержатель пансиона Лови учил его французскому, немецкому и итальянскому языкам. Ещё в школьном возрасте Княжнин начал литературную деятельность, сочиняя оды и мелкие стихотворения.

По окончании курса поступил в Иностранную коллегию юнкером, был назначен переводчиком, служил в канцелярии, занимавшейся строением домов и садов, но скоро перешёл на военную службу и был адъютантом при дежурном генерале.

Первые опыты

В 1763 году в Санкт-Пе­тер­бур­ге бы­ла по­став­ле­на ме­ло­дра­ма Княжнина «Ор­фей» (с му­зы­кой Ф. То­рел­ли; опубликована в 1781 году; в 1792 году му­зы­ку к ней на­пи­сал Е.И. Фо­мин). В 1769 году Княжнин выступил со своей первой трагедией «Дидона», поставленной сначала в Москве, а затем в придворном театре в присутствии самой императрицы Екатерины II. Благодаря этой трагедии Княжнин близко познакомился с А. П. Сумароковым и женился на его старшей дочери — первой русской писательнице, опубликовавшей свои произведения в печати. В течение трёх лет Княжнин написал трагедию «Владимир и Ярополк» и комические оперы «Несчастие от кареты» и «Скупой» (музыка Василия Пашкевича, поставлены на сцене театра Карла Книпера). Тогда же он перевёл роман Мадам де Тансен «Несчастные любовники, или Истинные приключения графа Коминжа» (СПб., 1771).

Падение и новый взлёт

В 1773 году за совершённую по легкомыслию огромную по тем временам растрату почти в 6000 рублей Княжнин был отдан под суд военной коллегии, которая присудила его к смертной казни[1], заменённой разжалованием в солдаты. Однако императрица простила его, и в 1777 году ему вернули капитанский чин. За это время Княжнин перевёл «Генриаду» вольнодумца Вольтера и несколько трагедий Корнеля и Кребийона.

В 1781 году Княжнина пригласил к себе на службу И. И. Бецкой, настолько доверявший ему, что все бумаги проходили через руки его нового секретаря. Среди прочего Княжнину принадлежит редакция известной записки Бецкого об устройстве Воспитательного дома.

В 1784 году, когда в Санкт-Петербурге была поставлена его трагедия «Росслав», публика пришла в такой восторг, что непременно хотела видеть автора. Однако скромный Княжнин не решился выйти на сцену, и за него изъявлял благодарность публике исполнитель главной роли Иван Дмитревский.

Успех

С этих пор дом Княжнина становится литературным центром, а сам Княжнин — членом Российской Академии (1783) и приобретает благосклонность княгини Е. Р. Дашковой. Когда императрица Екатерина заказывает трагедию Княжнину, тот в три недели пишет «Титово милосердие» — намёк на прощение его растраты. Затем в течение 1786 года появляются трагедии «Софонисба» и «Владисан», а также комедия «Хвастун». В то же время Княжнин успевает давать уроки русского языка в Сухопутном шляхетском корпусе.

В дальнейших работах для театра Княжнин на долгое время сосредоточился на комедии и комической опере («Сбитенщик», «Неудачный примиритель», «Чудаки», «Траур, или Утешенная вдова», «Притворно сумасшедшая»).

«Вадим Новгородский»

Только в 1789 году Княжнин снова пишет трагедию — «Вадим Новгородский»[2], но не решается отдать его на сцену по политическим мотивам. Французская революция и вызванная ею реакция при русском дворе подсказали Княжнину, что выступать с произведением, где основатель русской государственности трактуется как узурпатор и восхваляется политическая свобода, было бы в такой ситуации неуместно. О трагедии знали только близкие к Княжнину люди, и поэтому он не лишился благосклонности императрицы. Более того, она приказала отпечатать собрание сочинений Княжнина за казённый счет и отдать автору.

Смерть Княжнина 14 января 1791 года от простуды избавила его от крупных неприятностей, которые угрожали ему за его последнюю трагедию. Эта пьеса вместе с другими бумагами Княжнина попала к книгопродавцу Глазунову, а от него к княгине Дашковой. Княгиня Дашкова была в это время не в ладах с императрицей и не без умысла напечатала в 1793 году «Вадима». Вольнодумство трагедии тут же заметил И. П. Салтыков, в результате чего пьеса была уничтожена как в отдельном издании, так и в 39-й части «Российского Феатра». Разошедшиеся экземпляры в течение нескольких лет конфисковывались у книгопродавцов и читателей[3].

В эпоху романтизма смерть Княжнина было принято объяснять переживаниями по поводу постигшей его опалы. «Радищев был сослан в Сибирь, Княжнин умер под розгами, и Фонвизин не избегнул бы той же участи», — полагал Пушкин. Похоронен на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга; в 1832 г. его сын поставил на могиле новый памятник с эпитафией собственного сочинения: «Творенья Княжнина Россия не забудет. / Он был и нет его. Он есть и вечно будет»[4]; в 1950-е годы могильный камень перенесён на Лазаревское кладбище Александро-Невской лавры.

Версия о гибели драматурга под розгами легла в основу сюжета первого по времени написания художественного произведения о Княжнине в русской и мировой литературе — киносценарии Владимира Карева[неавторитетный источник?] Архивная копия от 25 июля 2014 на Wayback Machine «Катарсис» Архивная копия от 1 марта 2019 на Wayback Machine (1981).

Оценка творчества

Не ограничиваясь подражанием европейским образцам, Княжнин часто заимствовал целые тирады, преимущественно из французских классиков, а иногда просто переводил их пьесы без указания источника. В конце 1780-х молодой Крылов, оскорблённый женой Княжнина, Екатериной, ответил комедией «Проказники», в которой вывел Княжнина в образе самовлюблённого писателя Рифмокрада и безжалостно высмеял всю его семью. Княжнин получил репутацию подражателя, крадущего сюжеты у западноевропейских авторов. За ним утвердился данный Пушкиным эпитет «переимчивый Княжнин». Следует однако помнить, что в европейской литературе заимствование сюжетов из других античных сюжетов считалось не просто обычным делом, но даже почти достоинством. Современники не ставили ему в упрёк даже оперу «Сбитенщик», хотя это в сущности копия с аблесимовского «Мельника».

Наиболее оригинальные пьесы Княжнина — это «Вадим Новгородский» и «Росслав», хотя и в последней трагедии, по замечанию Мерзлякова, Росслав (в 3 явлении 3 акта) «как молотом поражает Христиерна высокими словами, заимствованными из трагедий Корнеля, Расина и Вольтера».

В «Дидоне» Княжнин подражал Лефран-де-Помпиньяну и Метастазио; «Ярополк и Владимир» — копия с «Андромахи» Расина; «Софонисба» заимствована у Вольтера; «Владисан» повторяет «Меропу» Вольтера; «Титово милосердие» — почти сплошной перевод из Метастазио; «Хвастун» — почти перевод комедии де Брюйе «L’important de cour»; «Чудаки» — подражание «L’homme singulier» Детуша.

Хронологически Княжнин является вторым русским драматургом после своего тестя Сумарокова. Княжнин больше Сумарокова страдает склонностью к риторике, но вместе с тем обладает большой технической виртуозностью. Целый ряд его стихов становился ходячими цитатами у современников: «Тиранка слабых душ, любовь — раба героя; коль счастья с должностью не можно согласить, тогда порочен тот, кто счастлив хочет быть»; «Исчезнет человек — останется герой»; «Да будет храм мой — Рим, алтарь — сердца граждан»; «Тот свободен, кто, смерти не страшась, тиранам не угоден» и т. п.

Ещё важнее внутреннее достоинство трагедий Княжнина — построение многих пьес преимущественно на гражданских мотивах. Правда, герои Княжнина — ходульные, но они пылают благородством и в своих сентенциях отражают философию эпохи Просвещения.

Лучшие комедии Княжнина, «Хвастун» и «Чудаки», также не лишены достоинств. Несмотря на заимствования, Княжнину удалось придать им много русских черт. Так как в них риторика была не нужна, то язык, которым говорят действующие лица комедий, вполне простой, разговорный, несмотря на рифмованные стихи. Комедии были главным образом направлены против французомании, тщеславия, желания «казаться, а не быть», отчасти против сословных предрассудков и т. д.

Семья

Княжнин был женат на одной из первых русских писательниц, Екатерине Александровне Сумароковой (1746—1797), дочери драматурга А. П. Сумарокова. В браке имели трёх сыновей и дочь:

  • Владимир Яковлевич (176? —1837), занимался литературой вместе со своим родственником В. Д. Философовым, под псевдонимами «В. Вофосолиф и В. Нинжянк»; перевел роман Жорж Санд «Симон» (опубликован в 1838 году).
  • Анна Яковлевна, выпускница Императорского воспитательного общества благородных девиц (4-й выпуск, 1785).
  • Александр Яковлевич (1771—1829), генерал-лейтенант; драматург и поэт.
  • Борис Яковлевич (1777—1854), генерал от инфантерии, сенатор.
  • Ипполит Яковлевич (01.04.1778[5]— ?), крещен 2 апреля 1778 года в Симеоновской церкви при восприемстве брата Александра.

Примечания

  1. Г. Н. Моисеева. Русская драматургия XVIII века. — М.: Современник, 1986. — С. 510.
  2. «Вадим Новгородский» Архивная копия от 5 января 2012 на Wayback Machine
  3. Н. Л. Российский Феатр // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. В. Стоюнин. Ещё о Княжнине и его трагедии «Вадим». // Русский вестник, 1860. Т. 27. Кн. 2. — С. 103—108.
    К этим двум стихам граф Хвостов прибавил вначале ещё два своих стиха («Увял Парнаса Россов крин! / Под камнем сим сокрыт Княжнин!») и с согласия автора эпитафии опубликовал всё четверостишие под своим именем в одном из журналов с заголовком «К памятнику Княжнина» (там же).
  5. ЦГИА СПб. ф.19. оп.111. д.84. с. 451. Метрические книги Симеоновской церкви.

Литература

Ссылки