Церковь Николая Чудотворца (Старая Рига)

Эта статья написана в рамках энциклопедии Руниверсалис и находится в стадии проработки и развития
Материал из энциклопедии Руниверсалис

Церковь Николая Чудотворца существовала в Русском подворье в Риге с середины XIII века (первое упоминание 1297 год), была разграблена сначала Рижским ратом, а затем после захвата Ливонии шведами и впоследствии снесена.

История

Основание

Православный храм при Русском подворье в Риге имел посвящение святому Николаю Чудотворцу. Этот храм впервые упоминается в документах 1297 года, когда он находился в подчинении полоцкого архиепископа, от которого посылались необходимые духовные лица и богослужебная утварь[1]. Историк архитектуры Павел Кампе указывал, что «первыя документальныя свѣдѣнія о наличіи русской церкви въ гор. Ригѣ находимъ въ такъ называемой „памятной книгѣ“ („Denkelbuch“) Совѣта гор. Риги отъ 1453 года»[1].

«Время основания церкви имени Св. Николая Чудотворца следует, однако, отнести к более раннему периоду, так как за основанием селения или колонии обычно непосредственно следовало и возведение здания церкви», - писал в очерке о церкви Павел Кампе, напоминая, что русские купцы свободно торговали в Риге согласно Смоленской торговой правде, заключённой по инициативе князя Мстислава Давыдовича в 1229 году[1].

При храме Николая Чудотворца имелся церковный приют (богадельня для бедных), а в целом храм был центром обширного Русского подворья с каменными двух- и трёхэтажными домами, торговыми лавками и складами. К храму также примыкало кладбище, впервые упомянутое в документах в 1444 году с указанием, что находится оно напротив алтарной части Храма Святого Иакова, то есть на месте нынешнего здания комиссий латвийского Сейма[1].

В XVI веке храм описан как выстроенный из камня со сводами, крыша была сделана из черепицы, имелась колокольня, имевшая особый от храмового помещения вход. По историческим источникам можно проследить историю монастыря, находившегося при храме, однако Реформация в Риге ознаменовалась бунтами черни и разграблением католических храмов иконоборцами, от которого пострадали и православные храмы. После окончательной победы Реформации в Риге к середине XVI века православный монастырь был закрыт[1][2].

В исторических документах сохранилось прошение русского священника к польскому королю (Ливония с 1435 года была под протекторатом Польского королевства) за 1508 год, в котором он умоляет вступиться за него, прося, чтобы ему была отдана русская церковь[3].

Храм продолжил своё существование, поскольку известно, что в 1531, 1532 и 1542 годах в Ригу для нужд православных жителей русской деревни были направлены новые церковнослужители из Полоцка[1].

Захват церкви как объявление войны

Однако 9 июня 1548 года рижский рат принял решение о временном закрытии церкви святого Николая «По причине произошедшей в ней кражи», с одновременным распоряжением «послать священника, диакона и дьячка в гор. Полоцк к архиепископу»[1].

В мае 1549 года церковь вернули приходу, однако служба велась недолго: священники вновь оставили Ригу, после чего по приказу рата бургомистр Юрген Падель составил инвентарный список принадлежностей алтаря храма[1]. В числе описанных вещей упоминаются: большая и малая серебряные чаши, серебряная ложка, серебряный ковчег, Евангелие в серебряном окладе, два креста[3].

В конфликте между представителями городского патрициата (ратманами) и одним из феодальных сеньоров Риги (рижским архиепископом) последний, Вильгельм Бранденбургский, проявил себя сторонником аккуратной, осторожной политики в отношениях с Иваном Грозным. Он направил в рат письмо, в котором звучало предписание «церковь незамедлительно предоставить в распоряжение русских». Именно тогда члены городского совета, не желая портить и без того весьма натянутые отношения с влиятельным архиепископом, «со скрипом» пересмотрели своё решение и открыли храм, однако «удержали для собственного пользования все остальные, расположенные на церковной территории, строения»[1].

Но уже в следующем, 1549 году немецкие торговцы, имевшие серьёзное влияние на рат, выразили своё возмущение фактом проведения православных служб, и в очередной раз было выпущено предписание приостановить деятельность русского храма[2].

В 1554 году направленный на службу в Ригу православный священник обратился к Рату с просьбой предоставить ему жилье, поскольку «город принадлежащие церкви строения забрал для собственных надобностей своих». Вместо того, чтобы удовлетворить эту просьбу, Рат снова отнял церковь. В том же году царь Иван Васильевич в заключенном в Новгороде с посланцами магистра Ливонского ордена мирном договоре потребовал возвращения рижской церкви Св. Николая Чудотворца русскому купечеству[1].

Этого требования рижские власти, однако, снова не выполнили: в декабре того же года русские купцы жалуются на то, что «горожане и голова города Риги не выдают им русскую их церковь вместе с имуществом, равно не разрешают русским священникамъ совершать церковные требы»[1].

Весной 1556 года в дело вмешался один из последних магистров Ливонского ордена Вильгельм фон Фюрстенберг, который приказал совету города „сызнова, как уже нередко и раньше, без промедления восстановить русскую церковь; так как приказ, однако, мало почитают, несмотря на представления со стороны Московского посольства, мы решительно повелеваем возобновить церковь с возвращением всего из неё взятого". Однако это решительное приказание опять не было исполнено[1].

В октябре 1557 года магистр ордена подал запрос Рижскому рату с целью получить из архива старинный документ, касающийся договора между Ригой и Полоцком о строительстве церкви святого Николая. Таким образом Фюрстенберг, тогда находившийся в своей резиденции в Вендене (Кеси), намеревался уведомить российскую сторону о состоянии церкви, а также собирался отправиться на переговоры с ратманами для обсуждения вопроса строительства нового православного храма для православных жителей Риги, чтобы загладить вину перед ними, но это не было сделано. Конфликт вокруг русской церкви превращался в один из casus belli Ливонской войны[2].

В 1558 году состоялись переговоры в Вольмаре, по итогам которых были заключены договоры между Московским царством и Ливонией. Из них видно, что великий князь московский Иоанн долгое время тщетно выставлял требования относительно русской церкви в Риге, что церковь все еще существовала, хотя богослужение в ней больше и не совершалось; что польский король приписывал себе высшую власть и право покровительства не только над католическими церквами, но и над русскими (православными), считаясь и губернатором и управителем страны (Лифляндии); и что, наконец, город без согласия короля не хотел возвратить взятой церкви. В вольмарских договорах значится: «магистрат хотел возвратить русским их церковь, если только магистр и архиепископ защитят вследствие этого город пред Польшей»; и несколько ниже: «относительно церкви магистр не может упускать из виду права (на церковь) польского короля. Город, согласно обещанию, будет строить новую церковь (русскую), если великий князь Иоанн войдет в соглашение с Польшей относительно этого»[3].

В письме шведскому королю Густаву Вазе в январе 1560 года Иван Грозный указал в качестве причин Ливонской войны не только на нарушение клятвы о выплате дани, но и на «ливонских людей неправды» — осквернение русских церквей и захват имущества русских купцов: «и в Риге, и на Колывани и в Юрьеве концы нашими завладели и гридни, и полаты, и погребы все освоили и нашим людям в них жити не давали и людям нашим в торгех неправды и обиды всякие делали»[4].

Разграбление

Пункты Вольмарских договоров не были выполнены: русская церковь и впредь оставалась закрытой.

В 1560 – 1571 годах доходы церкви состояли преимущественно из квартирных денег и доходили за указанные 10 лет до 627 марок. Церковь в это время была в ведении города, и доходы получал и заведовал ими Рижский рат.

После распада Ливонского ордена (1559-1562) сильно укреплённый город Рига в течение 20 лет сохранял самостоятельность, но в 1581 году и Рига вынуждена была подчиниться королю Польскому. Во время своего пребывания в Риге Стефан Баторий 7 апреля 1582 года передал все строения бывшей русской церкви Св. Николая Чудотворца по дарственной записи городу Риге, не предоставив православному приходу никакой компенсации. В то же время латышскому приходу, который должен был уступить Ордену иезуитов Собор Святого Иакова, предоставили другое церковное здание: церковь святого Иоанна[3][1].

28 августа 1582 года рижский бургомистр Николай фон Экк издал указ об изъятии у православной церкви Русской деревни двух колоколов и об их переносе в церковь святого Иоанна, которая стала лютеранской церковью латышского прихода. Всё, что было связано с русской церковью (все постройки: и монастырское подворье, и церковный приют), было передано во владение рижского рата[2]. Деньги от продажи небогатого церковного имущества пошли в доход церкви святого Иоанна, принадлежавшая Николаевской церкви недвижимость сдавалась в аренду в пользу той же Иоанновской церкви[1].

В 1589-м, 1592-м, 1599 годах в исторических документах ещё встречаются увещевания со стороны Польши возвратить церковь Полоцкому Архиепископу. Тот в письме 1590 года напоминал о прежнем; в другом письме исчислял понесенный вследствие отнятия церкви убыток в 20 тысяч талеров; в иных позднейших письмах ссылался на королевский приказ о возвращении церкви; ещё он просил короля о заступничестве пред городом Ригой. Все эти просьбы остались без ответа. Последние известия о Церкви Святого Николая относятся к 1618 году, указывал в 1896 году в своём очерке историк и публицист Алексей Канавин[3].

После завершения Ливонской войны было ликвидировано и Русское подворье, от которого осталось только здание на нынешней улице Алдару, 11. Русская улица сохраняла своё название вплоть до ХХ века, когда была переименована в Большую Пивоваренную (нем. Groẞe Brauerstraẞe, латыш. Aldaru)[5].

Реликвии

Шведский король Густав II Адольф, подчинивший себе Ригу в 1621 году, лично освидетельствовал покинутую церковь святого Николая, изъявив желание изъять пять православных икон в качестве военных трофеев и увезти их в Швецию. Иконы были подарены Густавом университетской библиотеке Уппсалы, в которой они хранятся и по сей день. Согласно описи экспонатов музея при Уппсальском университете, объекты фигурируют как «трофеи из Иезуитского монастыря в Риге в 1622 году»[2].

Иконы из рижской православной церкви были описаны в книге С.Аннерштеда «История Уппсальской университетской библиотеки» (1894, с. 82)[2]:

  1. Икона «Мария Владимирская с младенцем». Примерно 1500 год, 31 х 26,5 см. Московская школа, масло по дереву. На задней стороне надпись славянской вязью.
  2. «Святой Николай Чудотворец». 31 х 26,5 см. Московская школа, масло по дереву. На задней стороне надпись славянской вязью.
  3. «Святой Николай Чудотворец». Вторая половина XVI века. 33 х 27,5 см. Московская школа, масло по дереву.
  4. «Святой Николай Чудотворец». Вторая половина XVI века. 31,5 х 27 см. Московская школа, масло по дереву. Надпись славянской вязью на поперечной полосе «Николай Чудотворец».

Читайте также

Примечания

  1. 1,00 1,01 1,02 1,03 1,04 1,05 1,06 1,07 1,08 1,09 1,10 1,11 1,12 1,13 Павел Кампе. Православная церковь Св. Николая Чудотворца въ гор. Риге. Периодика ЛНБ. Рига: Вера и жизнь: Духовный журнал, Nr.6 (1 июня 1938).
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 2,5 Гусев, Игорь Николаевич. XIII. Русская деревня // История Риги и окрестностей / Эрик Адольфович Жагарс (научный консультант). — Рига: Zoriks, 2022. — С. 168-175. — 480 с. — ISBN 978-9984-39-489-3.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 3,4 Алексей Канавин. История Рижской Троице-Задвинской церкви и прихода, построение новой церкви и ее освящение. Латвийская Православная церковь. Летопись. Издание Троице-Задвинского церковно-приходского попечительства. Рига, 1896 г. Типо-лит. Л.Бланкенштейна.
  4. Флоря Б.Н. К вопросу о начале писательской деятельности Ивана IV // Древняя Русь и вопросы медиевистики : Научный журнал. — 2004. — № 2. — С. 3—7. Архивировано 22 июля 2020 года.
  5. Anna Ancāne. Рижская архитектура и городское строительство во второй половине 17 века = Rīgas arhitektūra un pilsētbūvniecīa 17. gadsimta otrajā pusē / Elita Grosmane (научный руководитель). — Рига: LMA Mākslas vēstures institūts, 2016. — С. 40, 42. — 448 с. — ISBN 978-9934-8471-7-2.